Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:41 

немного аналитики

Grissel
«Королева Сондок» и ритуал инициации

«Королева Сондок» - один из самый сильных исторических корейских сериалов. И как всякое добротное произведние, затрагивает некие глубинные основы восприятия. Хотя сериал является историческим, а не фэнтезийным, здесь будет рассмотрен сказочно-мифологический пласт сериала. И поможет в этом классическия работа Владимира Проппа «Исторические корни волшебной сказки».
Труд Проппа в основном исследует - и реконструирует-- ритуал инициации, обычай посвящения мальчиков в "мужской союз". Этот обычай был свойствен практически всем народам на стадии родо-племенного строя.
Вот в чем он состоит - по достижения отрочества мальчики покидают семью и племя, и уходят в обособленный "большой дом". Там они проходят ряд испытаний, порой очень жестоких, включающих истязания. По мере нахождения в "большом доме" мальчики обучаются воинским и охотничьим умениям. Но Пропп делает акцент на том, что одновременно они обучаются ритуальным песням и танцам, заучивают заклинания - то есть осваивают основы шаманства. Через несколько лет, став взрослыми, посвященные возвращаются в племя. Теперь они получают права завести собственную семью. Только прошедший инициацию имеет право быть воином, охотником, вождем.
В "большом доме" имеют право находиться только те, кто принадлежат к братству. Непосвященным - женщинам, детям - вход туда запрещен под страхом смерти. Однако в "большом доме", как правило, живет девушка. В сказках это всегда "названная сестрица" героев , однако исследователи полагают, что в действительности она состояла в групповом браке с участниками братства. При этом ее положение не позорное, а почетное, она - госпожа братства, "царевна". Она единственная из женщин проходит ритуальное посвящение, после чего считается воскресшей из мертвых, и возвращается в племя, а ее сменяет другая девушка.
И тут мы доходим до самого для нас интересного. Весь этот ритуал возник на стадии перехода от матриархата к патриархату. Поэтому, хотя в "мужской союз", ясное дело, входят только мужчины, дух-- покровитель братства представляется женщиной. И глава братства, наставник посвящаемых во время ритуалов носит женскую одежду и маску. ( Возможно, первоначально это действительно была женщина, но Пропп об этом не пишет) "Сам посвящаемый иногда мыслится превращенным в женщину. Его тайное имя иногда - женское. Высшая степень посвящения включает умение превращаться в женщину"(с) Следы этого обычая сохранились по сию пору - шаманы во время камланий носят женскую одежду или включают в свою одежду ее элементы. Но мы сейчас о другом.
Вам все это ничего не напоминает? Совсем-совсем ничего?
вопрос конечно, риторический.
И те, кто смотрел сериал, и те, кто просто знаком с корейской историей, сразу вспомнят о гвардии хваранов, «юношей-цветов» в государстве Силла.
Совпадают и возраст ( с 14 до 18 лет), и обособленное проживание с обучением и испытанием и наставник-духовидец - куксон, и вонхва -повелительница, единственная женщина в мужском союзе, и разумеется , раскраска лица "под женщину". Ну и то, что хвараны исполняли шаманские функции и были хранителями стихотворной традиции, вам любая статья в энциклопедии скажет. Собственно, в корейском языке "хваран" является синонимом шамана.
Правда, в сериале на шаманские функции ( как и на реальный возраст хваранов) забит мощный болт, хвараны по ходу являют чисто военную организацию - но и тут проговариваются, что они единственные мужчины, принимающие участие в религиозных ритуалах и имеющие право входить в храм ( жрицами являются только женщины).
Однако Пропп настаивает, что с приходом рабовладельческого строя , образованием государственности и усилением царской власти, мужские союзы играют все меньшую роль и наконец исчезают вовсе. А организация хваранов возникла в государстве вполне себе феодальном. Но может быть, причина тому - те обстоятельства, что элементы матриархата в Силле сохранялись очень долго, а шаманизм на те времена был государственной религией?

Прежде всего, заметим, что КС – сериал, исключительно насыщенный мифологическими мотивами, прямого отношения к ритуалу инициации не имеющими. Это пророчество, связанное с рождением героя, небесные знамения, сопутствующие его рождению и смерти, мотив проклятого, запретного царского ребенка, отвернутого родителями и выращенного простыми людьми, до поры в неведении о своем происхождении ( здесь правда, нет сопутствующего обстоятельства – младенца отправляют по водам в корзине, лодке, ящике или бочке – это мы можем увидеть в других корейских сериалах) Но все это не имеет прямого отношения обряду посвящения. Важно тут другое. В беллетристике и сериалах все эти мифологемы могут быть применены к женщине, но в мифах всегда фигурирует герой.
Заметим так же, что почти все чудеса в данном сюжете имеют рациональное объяснения или являются следствием обмана. Миф подан как историческое повествование.
Итак, рассмотрим сюжет и персонажей КС с точки зрения ритуалов инициации.
В большинстве мифов главный подвиг, сопутствующий инициации убийство героем чудовищного зверя. Как правило это дракон или змей, но в мифах разных народах это может быть волк, бык, или тигр. В ранних версиях мифа герой проглочен чудовищем и побеждает его, разрубив изнутри.
Именно это происходит с героем пролога – королем Чинхыном. Но поскольку повествование «историческое», деяние рационализируется. Чинхын, на которого напал тигр, просовывает руку ему в глотку и разрезает ему гортань маленьким кинжалом – саёпто, ибо другого оружия у него нет ( давайте не станем уточнять, почему король оказался на охоте только с игрушечным кинжальчиком). Чинхын – традиционный эпический герой и тигра он убивает буквально.
В дальнейшем историю об убийстве тигра правнучкам Чинхына рассказывает Мисиль. С принцессой Чхонмён это не срабатывает, и мы позже поясним, почему. А вот Токман все понимает правильно, свое решение одной войти во дворец, захваченный врагами – она характеризует как решение войти в пасть тигра. Мы имеем здесь тут же историю, однако здесь убийство тигра через поглощение – метафора.
К образу Токман и связанных с ним мифологем мы перейдем чуть позже, а пока вернемся к Чинхыну и саёпто.
Как учит нас исследователи, герой в процессе испытания получает волшебный дар – кольцо, меч, клубок ниток и т.д. Волшебный дар заключает в себя часть магической силы духов –предков и является его оберегом. В нашем сюжете это саёпто, о котором прямо сказано, что это родовая реликвия, приносящая удачу. Перед смертью Чинхын отдает кинжал внуку Чинпхёну. Но тот – слабое и жалкое существо, не способное пройти инициацию, и от саёпто ему нет никакой пользы.
Иное дело – младшая дочь Чинпхёна Токман. Ее кинжал будет оберегать еще до рождения, ибо ей волшебный дар и предназначен.
Однако наследник Токман – Чхунчху, саёпто не получает, хотя его жалким существом никак не назовешь. Потому что Чхунчху в мифологической системе образов совсем другой персонаж – трикстер: лгун, притворщик и провокатор. А волшебный дар предназначен герою.
А кто же у нас герой? Токман.
Не героиня. Именно герой. История Томан(Сондок) – построенная по всем архетипам история героя, короля-властителя. Поэтому инициацию она должна проходить по мужскому паттерну.
Девушка , переодетая мужчиной – один из главных штампов корейских сериалов, но здесь этот прием приобретает иной смысл. Токман во время пребывания в корпусе хваранов не «царевна», общая жена мужского союза. Она именно что входит в этот мужской союз, и наравне со всеми происходит положенные испытания, обучаясь воинскому искусству.(Кстати, Пропп, перечисляя эти испытания, упоминает погружения в грязь. Здесь этот мотив повторен дважды – во время тренировок и во время войны когда обессилевшая Токман лежит в болоте).Есть и истязания – Токман ложно обвиняют в убийстве и пытают. Пройдя положенные герою испытания и предписанные подвиги – возращение солнца на небо, победа над «тигром» - заговорщиками, захватившими дворец, она становится королем – к сожалению ,в русском переводе пропадает этот нюанс в титуловании. Токман не королева, а король, монарх в своем праве. Но после коронации мы более ни разу не увидим ее в мужской одежде. Сама корона приравнивает ее к мужчинам. В этом свете и безбрачие героини, под которое в сюжете подведены психологические и политические мотивировки, приобретает иной смысл. Будучи героем и королем, Токман не может выйти замуж. «Никто не будет обладать мной, пока я ношу корону» (с). Понимая, что ей недолго осталось жить, она пытается отречься от власти, чтоб немного побыть женщиной и женой – но уже не в состоянии пойти против предписанного статуса. Она останется королем до самой смерти.
А что делать герою в той ситуации, когда роль героя достается героине? Он выступает до некоторой степени ее дублером. Юсин представляет Токман в тех областях, где «условно» быть мужчиной недостачно – там, где герою надобно жениться на Ягишне или Змиевне, или сражаться на бранном поле. В каком-то смысле Юсин – это функция Токман. Ее последние слова –«оставляю королевство на тебя», хотя Юсин не является ее наследником. Исторический Юсин совершал свои завоевания в правление Чхунчху, но в эпилоге сериала Юсин приходит с известием о своей победе не к здравствующему королю, а к гробнице Сондок. Функция продолжает действовать. Характерно, что там у гробницы, он находит Альчхона ( об этом опять же позже).
Героиня в нашей истории, однако ,есть. Это Мисиль. Самый интересный образ, совмещающий в себе несколько мифологических ролей.
Мисиль сюжетно воспринимается как злодейка, но в действительности, в своей первой роли одна и есть героиня в мифологическом смысле. Повелительница хваранов, «царевна» ( этот титул она и носит, хотя по происхождению ею не является) , супруга «мужского братства». Многомужество Мисиль подчеркнуто – она является официальной наложницей короля, имеет признанных мужа и любовника и состоит в связи либо требует в мужья остальных представителей королевской семьи. Помимо этого, как сказано в молодости она «не пропускала ни одного красивого мужчины». Это совершенно не воспринимается как разврат ни окружающими, ни самой Мисиль, самой рациональной из персонажей сериала. «Я завоевывала сердца людей, чтобы получить государство». Простонародье считает ее «полубогиней» и «вестницей небес». (Токман, после официального признания царевной ,от статуса вестницы небес отказывается. Это не подобает герою).
Однако другая ипостась Мисиль, которая большую часть сюжета женщина в возрасте – ведьма, мать Змея. Дракона, Гренделя. Она является самым сильным противником героя, но иногда является дарительницей и наставницей. Иногда герой вступает в связь или брак с ее дочерью ( в данном случае внучкой).
Помимо наставничества ведьмы здесь Мисиль приходится принимать на себя функцию наставника героя как такового ( далее будет объяснено почему). Токман неоднократно повторяет, что всему, что она знает и умеет, она научилась у Мисиль, а Мисиль втайне сожалеет, что Токман не передали во младенчестве ей на воспитание – она бы вырастила себе преемницу…
Поэтому, несмотря на гибель Мисиль, как наставник она одерживает победу – получившая власть Токман коленопреклоненно благодарит Мисиль, без которой она бы ничего не добилась.
Герою при прохождении инициации положен волшебный помощник. Она может выступать в облике зверя, птицы, человека или ожившего мертвеца – это все неважно. Ибо на самом деле помощник – воплощение духа-хранителя рода, оберегающего героя. Их отношения начинается с того, что герой спасает помощника, оказывает ему услугу, или просто не убивает, когда имеет возможность, и строятся на заключении определенного рода договора. «Не убивай меня, Иван-царевич, я тебе пригожусь». В силу своей нечеловеческой природы помощник бывает сильнее героя.
И такой персонаж у нас имеется в чистом виде. Это Альчхон. Ситуация со спасением жизни ( фактически – с запретом на самоубийство) и последующим «договором» подразумевающим служение, повторена дважды. В служении смысл жизни Альчхона. Он – хранитель Токман в буквальном смысле – глава ее охраны. И в эпилоге Альчхона мы видим у гробницы Токман. Поскольку «функция» Токман – Юсин, еще жива, хранитель продолжает свою службу.
Сложнее дело обстоит с Чхонмён – сестрой-близнецом, точнее двойняшкой Токман. В корейской мифологии правящий род Силлы – государства, где происходит действие, был основан волшебными близнецами Хекоссе и Арён, братом и сестрой. Вероятно, поэтому рождение близнецов в сюжете считается роковым для династии: близнецами началась, близнецами же и закончится. Но здесь для нас важнее другой аспект «двойничества».
Чхонмён пытается быть тем же, чем Токман – героиней, принявшей на себя роль героя. Но у нее это не получается. И не потому, что она успела побывать замужем и родить ребенка. Это было до того, как она решила вступить в борьбу с Мисиль, и не считается. Но у Чхонмён не хватает сил для геройской роли. Хотя сюжет подчеркивает, что между сестрами существует своего рода эмпатическая связь, мы ясно видим, что Токман самодостаточна. А Чхонмён для ощущения себя полноценным существом необходима Токман, даже когда она не знает об их кровном родстве. Когда она уговаривает Юсина вернуть Токман, покинувшую столицу, рефреном звучат слова «ради меня!». Токман же она сетует, что «нас лишили нормального детства» ( Токман определенно не чувствовала себя в детстве обделенной). Нет, Чхонмён не может быть героем – не из-за своей женской сущности. Она персонаж из другой мифологемы – танист, «теневой двойник» короля, приносимый в жертву ради короля. При том, что на виду именно Чхонмён, а Токман до поры находится в тени. Токман – солярное существо, ее явление народу происходит одновременно с возвращением солнца из тьмы хаоса ( и не важно, что все заранее просчитано и затмение использовано в интриге), Чхонмён – теневое. В своем стремлении быть героем она пытается использовать волшебного помощника, но Альчхон не может ее спасти при всем желании. Он предназначен не ей. Чхонмён должна умереть, чтобы Токман могла властвовать.
Обратим внимание, как и где она умирает. Чхонмён в буквальном смысле убивают вместо Токман, по сюжету – по ошибке, но мы-то знаем, мы знаем, что танист выступает заместителем короля в качестве жертвы. И происходит это на берегу реки. Река в мифе всегда граница между миром живых и мертвых. Токман должна была уплыть к Китай, в Иное царство=умереть. Но смерть Чхонмён не дала ей войти в лодку( в лодке как нам известно, часто погребали умерших).
(Вероятно, следует остановиться еще на одном моменте. Перед решающим боев в сказках героя зачастую сражает богатырский сон. Иногда упоминается, что спит он «три дня и три ночи»).
После гибели Чхонмён Токман трое суток без сознания, а когда приходит в себя, психологическое перерождение завершено – она отрекается от своей женской сущности и готова сражаться за власть).
Мы уже упоминали, что сын Чхонмён, Чхунчху представлен трикстером. Но если герой должен быть один, то к трикстеру это не относится. Мы видим на сюжете еще одного трикстера , но в более бытовом варианте – Чукбана. Не случайно Чхунчху искренне привязан только к Чукбану, они существа одной породы.
Мы упоминали персонажей, которые в истории инициации сыграли свои роли удачно, пусть порой и ценой своей жизни. Но есть и те, кому это не удалось.
Мунно. Это прямо обозначенный глава мужского союза, наставник посвящаемых. Наставник, как уверяют нас исследователи, поддерживает контакт с миром духов и предков, является шаманом. И действительно, он представлен духовидцем, видения Мунно -- единственные чудеса на сюжете,не имеющие рационального объяснения. Так же, как глава мужского братства, Мунно проявляет исключительную мизогинию. Он готов признать свою противницу Мисиль, потому что она как «царевна» играет по установленным правилам, но не Токман , ибо женщина как герой для него неприемлема.
А вот как наставник Мунно своей ролью совершенно пренебрегает. Он забрасывает вверенный ему мужской союз, отказывается обучать своего единственного ученика – потому что тот не соответствует его идеалам, и Токман – потому что она женщина. Наконец, он вроде бы находит для себя идеального ученика – Юсина, но поскольку Юсина в сюжете не существует в отрыве от Токман, то ничего из этого не получится. Как наставник Мунно терпит крах.
И наконец, Пидам. Поначалу кажется, что трикстер на сюжете именно он, а не Чхунчу. Но нет, он входит в сюжет как герой, только не того формата как тандем Токман-Юсин, если те «Иван-царевич», то Пидам – Иванушка –дурачок ( хотя по происхождению он царевич как раз), который в итоге должен, по правилам, получить царевну и корону. Чего от него окружающие и ждут. Но Пидам выбирает неправильные цели – он выбирает ту царевну, которая от роли царевны отреклась и стала героем, а когда он начинает добывать себе корону без царевны, то обречен на поражение – Иванушке –дурачку царство без царевны не положено.
Пидам терпит полный крах – а чего вы хотели от ученика такого наставника, как Мунно?
Рассмотрим главный конфликт сериала – между Токман и Мисиль. Возможен ли конфликт между героем и царевной?
Вот что пишет Пропп:
Царевна зачастую враждебна герою. Нередко она изображается воительницей, богатыркой,чье воинское искусство и сила превосходят силу героя.
Именно такой - воительницей в блистающих доспехах, легко сражающей врагов своим мечом, появляется Мисиль в сериале. О ее военных талантах говорится неоднократно. Токман в воинской сфере талантами не отличается.
Царевна предает героя.
Вы прослушали краткое содержание первой серии. Правда , речь идет о герое пролога- короле Чинхыне.
Царевна задает герою трудные загадки и дает ему неисполнимые задания.
Собственно, этим можно в целом определить отношения Мисиль и Токман.
Царевна искушает героя, чтобы ослабить и уничтожить его.
Мисиль искушает как Токман, так и Юсина. Причем Токман она походя пытается соблазнить, считая ее мужчиной, и получив отказ, трактует это как "старею, теряю хватку"( это проглянула другая ипостась Мисиль - ведьма, яга). Однако окружающие склонны истолковать происходящее однозначно :"Токман у нас парень красивый, а Мисиль никогда не пропускала ни одного красивого мужчины".
Юсина Мисиль искушает с помощью молодой внучки. Но и тут, когда она упоминает, что собирается привязать к себе Юсина путем брака реакция окружения однозначная ( бессмертное, "мама, вы опять?!!!!")
Царевна пытается разлучить героя с волшебным помощником ( иногда калечит последнего)
Мисиль захватывает Альчхона , заточает его в темницу и подвергает пыткам. Да, Юсина она тоже захватывает, но потом дает ему возможность сбежать. А Альчхону нет. Ибо только воссоединившись с волшебным помощником, герой может победить.

А теперь снова вернемся к герою, то есть к Токман. Резюме пропповского труда: пройдя ритуал инициации, герой должен доказать, что он властен над стихиями, солнцем и луной, а следовательно способен дать земле богатый урожай. Только тогда он становится истинным царем.
Мисиль претендует на власть, убедив народ, что она властна над стихиями и луной. Но она не властна над солнцем. Именно в этом Токман ее превосходит.
А уж урожай... Токман на этом просто зациклена. О да, как и все прочее, данный пункт трактуется рационально - она организует вспашку целины, внедряет передовые методы ведения сельского хозяйства, но смысл не меняется - истинный правитель приносит земле плодородие. А иначе - царь не настоящий.

@темы: корейское, рецензии

Комментарии
2016-06-08 в 16:19 

Ela
:hlop::hlop::hlop:

2016-10-01 в 09:37 

Спасибо, Grissel! Это потрясающе. Обожаю фольклористику.

2016-10-01 в 15:25 

Grissel
ягулечка, вот не приберегла для ФБ, торкнул Пропп проклятущий...

2016-10-01 в 20:30 

Пропп - он такой. Помню лекции по фольклору незабвенной Софьи Залмановны Агранович, профессора нашего универа. Давно это было - 93-й, кажется. Именно она влюбила меня в фольклор по-настоящему. Классная она была. И лекция про "ритуал инициации" так в памяти и стоит ее голосом. Старенькая она была, полная, с палочкой, а голос мелодичный, увлеченный. Так интересно наложилось. Она и вы. Ну и Сондок. В большей степени, Альчхон, конечно.

2016-10-01 в 20:39 

Ela
Агранович - это да, это классно! Как раз тут нашла ее лекции на ю-тубе, наслаждаюсь.

2016-10-01 в 20:53 

Я тогда случайно к ней попала, а интерес остался навсегда. Ну, и я еще с детства историю Руси люблю, сказки, былины, песни, меня деревенская бабушка растила. Так что Агранович попала на старые дрожжи. Посмотрела сейчас на записи. Вот именно такая и была, и эту кофту помню. Кажется одежда ее не особенно интересовала. Ходила она очень тяжело, переваливаясь, но голос лился, не останавливаясь. Речь у нее. Как мы ржали, а она хохотала вместе с нами.
Здесь есть выход на ее книги:
vk.com/club60974952

2016-10-01 в 23:48 

Ela
Спасибо!

2016-10-03 в 10:01 

Grissel
нам как раз в универе фольклор продавали не очень увлекательно, познавала потом на собственной шкуре, в том числе и в экспедиции. Специализацией я, кстати, выбрала былички, если кто помнит что это такое.

2016-10-03 в 17:39 

Конечно помню. Знаете, Grissel, я когда "Битву экстрасенсов" смотрю, все время их вспоминаю, готовые же сюжеты!
Мне самой календарная обрядовая очень зашла и исторические песни.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Dorama History Epic

главная