Ashisu
Выкладывается с разрешения основного автора

Авторы: придумавший канву и сюжет, и рассказавший китайские подробности - Ashisu, ну и претворитель этого в жизнь - Кышь
Фандом: Список Архива Ланъя
Пейринг/Персонажи: принц Юй; Цинь Баньжо
Категория: джен
Размер: драббл
Рейтинг: G
Предупреждения: AU

Баранина была слишком жирной, вино - кислым, а чая не было вовсе. И пусть ему приходилось есть все это больше трех лет, Сяо Цзинъхуань все еще не мог привыкнуть. Да, он смирился с тем, что пришлось жить здесь, в Лояне, столице Северной Вэй, смирился с другой погодой и немного другими обычаями, да даже тем, что в доме принято сидеть на высоких стульях, но тоска по другой еде, той, что готовили на родине оставалась. Жена иногда готовила то, что можно было сделать из здешних продуктов, но все равно получалось не то и не так. Хотя Ланьцзинь он всегда благодарил и съедал все, что она сделала. Женщина, последовавшая за опальным принцем, сохранившая верность и родившая ему сына, заслуживала нежности и уважения, даже если любви он не в силах был ей дать.
Они жили одним домом и виделись гораздо чаще, чем раньше. Но все ее время забирал сын, маленький Шэ-эр, которого она не доверяла нянькам и служанкам, а все время бывшего принца Юй занимали дела той должности, которую ему, как подачку бросили эти варвары. Справедливости ради стоило отметить, что его вообще приняли и включили в игру. Сяо Цзинъянь укоренился на троне их отца так, что сдернуть его оттуда без помощи из Северной Вэй было бы невозможно.
Как и без помощи другой, весьма важной женщины в его жизни. Женщины не предавали его, и только им он и мог доверять. Матушка… Цзинъхуань сжал пальцы в кулак и посмотрел в окно. Листья кленов пламенели на склонах гор, но северный ветер уже нес снег. Баньжо говорила, что матушка в монастыре, девушки-шпионки из ее сети старались навещать ее и передавали письма, на которые Цзинъхуань писал обстоятельные и долгие ответы.
- Суп из листьев мальвы…
- Ваше высочество? – осторожно переспросила Баньжо.
- Хотел бы я еще раз попробовать суп из листьев мальвы. Сейчас самое время, поздняя осень.
- Это обязательно случится, ваше высочество, не может быть никаких сомнений.
- Да, но как скоро? Может быть я к тому времени уже буду дряхлым старцем, а Шэ-эр, выросший здесь… зачем ему Лян?
- Ваше высочество, мы приложим все усилия, чтобы это случилось как можно скорее.
- Знаю-знаю, я тебя не тороплю. В конце-концов мы совершили достаточно ошибок, чтобы больше не спешить. Но эти варвары… Здесь нет нормальной еды и чая! – он раздраженно отодвинул пиалы с едой. Шэ-эр простудился и болел несколько дней, потому Ланьцзинь было не до готовки. И то, что бывший принц Юй сегодня пытался съесть, приготовили служанки.
- Вы чувствуете тоску по дому, это естественно, ваше высочество. – Баньжо подошла ближе и принялась разминать ему плечи – в этом не было ничего от отношения женщины к мужчине, они скорее были соратниками, чем возлюбленными. Раньше Цзинъхуань периодически думал об этом, сейчас же ее прикосновения не вызывали желания. Он мыслил ее скорее сестрой.
- Да даже этот Тоба Фаньцзянь готовит лучше, чем эти безрукие отродья демонов!
Пальцы Баньжо на миг замерли.
- Он когда-то готовил вам?
- Это было давно. И на охоте. Любой мужчина способен запечь в углях дичь, а эти безрукие…
Баньджо принялась снова разминать ему плечи.
- Осмелюсь спросить ваше высочество, кто же тогда прислал те печенья с мускатным орехом?
- Этот же сумасшедший, естественно. Он все еще на что-то надеется, хотя повода ему никто не давал.
- Он, скорее, не понимает слова "нет". – Мягкая улыбка коснулась губ Баньжо. Наблюдать за всей этой историей с варварским ухаживанием было забавно.
- В следующий раз выскажу яснее. - Цзинъхуань нахмурился.
- Несомненно, ваше высочество.
- И нужно, наконец, определиться с помолвкой Шэ-эра. Принцесса это отлично, но все же нужна определенность, но пока мы не получим указ императора, это все равно что пыль на ветру. Проследи. - он выдавал ей указания, но сам расслаблялся от привычных прикосновений. Хоть что-то в его жизни оставалось неизменным.
- Да, конечно, я займусь этим, ваше высочество.
- Как матушка, не передавала ничего?
- Ее здоровье в порядке, простуда ее не коснулась, письмо и травы будут со следующим визитом, мы не можем слишком сильно рисковать.
- Да, да, ты права…
Они перешли в кабинет, где Цзинхуань сел за стол, раздраженно поерзав на неудобном стуле.
- Эти варвары почему-то полагают, что раз я принц из дома Сяо, так должен выдавать по сотне стишков в день, и все в новомодном стиле туйхуй, и это вдобавок ко всем моим обязанностям! Ладно, попытаемся что-нибудь соорудить:
Ветер осенний все холоднее.
Варварской флейты ночное пенье
Отравляет тоской по дому...
Баньжо, не будет ли тут неуместным слово "варварский"?
- Нет, ваше высочество. Оно подойдет, никто не будет ждать от вас вежливости именно в этом вопросе. - Баньжо замерла в вежливой неподвижности. По ее скромному мнению стихи у его высочества получались слишком... правдивыми, а этого она никогда не любила.
- Да. Так, подожди-ка. Со стихами потом. Мне нужно еще отписать некоторым чиновникам – Цзинъхуань приложил ладонь ко лбу и вздохнул – Ты не знаешь, почему чиновники везде одинаковы? Что на родине, что тут, в Северной Вэй. Им нужны деньги, а лучше бы вместо денег они просили у духов предков кое-чего другого, а именно – ума.
- Но если бы все они были настолько же умны как Мэй Чансу…
Цзинъхуань вздрогнул и посмотрел на Баньжо.
- В чем дело?
- Он жив, ваше высочество. Слухи о его смерти были сильно преувеличены. По его же наущению. Теперь он по-прежнему стратег вашего младшего брата, и поэтому борьба с … узурпатором, это борьба и с его советником.
Принц Юй сжал в руках кисть для письма так, что она треснула.
- Ты уверена?
- Да, его видели несколько моих шпионок.
- Тогда скорее он позволил себя увидеть. Я уверен, он уже знает твоих шпионок в лицо.
- Может быть. Но он не может знать всех.
- Тоже верно.
Цзинъхуань отбросил сломанную кисть.
- Мы не можем проиграть в этот раз. Одного поражения достаточно. Рассказывай.

Примечания:
Шэ-эр - детское имя сына принца Юя, означает "змееныш"
суп из листьев мальвы - южное осеннее кушанье, в китайской литературе времен Северных и Южных династий - расхожая метафора ностальгии уроженца Южного Китая, оказавшегося на Севере.
Исторически, представители правящего клана Сяо из Южной Лян все как один страдали графоманией.
туйхуй (буквально "лежать в развалинах") - старинный китайский аналог понятия декаданс. Так ругательно называли поэтический стиль лянского императора Сяо Гана и его последователей).

@темы: фанфики, китайское